?

Log in

No account? Create an account
Пора пить ЧАЙ
на кухне с ИННОКЕНТИЕМ
БГ отвечает на вопросы читателей журнала "FUZZ" (#2, февраль 2005) 
16-май-2005 04:10 pm
Лишний раз напоминаю, что лучше всего покупать журнал или выписывать на почте.
Под катом очень много, но разнообразно:
про пиратов
про фан-сайты
про женщин в группе
про рок-н-ролл
про кавер-версии
про запутывание сущности
про книгу Гаккеля
про ВК
про журналистов
про пароход
про счастье
Борис Гребенщиков
Система ориентиров


Отвечая на вопросы читателей, Борис Гребенщиков наотрез отказался фотографироваться: объяснил, что не спал уже восемь ночей, и поэтому недостаточно хорошо выглядит для съёмки. Тем не менее, несмотря на усталость, на все вопросы дал подробные и доброжелательные ответы. А Екатерина БОРИСОВА их со всем тщанием зафиксировала.

Все знают песню Майка «Уездный Город N.», где Галилей был ди-джеем, О. Уайльд – шефом полиции нравов… А кем вы себя представляете в сюрреалистическом свете, каким жителем города N.?
              Николай Малинин, Москва
Борис Гребенщиков: Я не вижу в этой песне ничего сюрреалистического, и если б я был в городе N., Майк бы меня туда вставил. Раз он меня туда не вставил, значит, меня там нет.

Ваше первое ощущение, когда вы видите пиратскую копию вашего альбома?
              Ника, СПб
Борис: Вокруг пиратских и не пиратских вещей в последнее время раздут чудовищный шум, хотя разницы между ними нет никакой. Разница только в том, кто получает деньги за продажу копии. И мне это абсолютно всё равно. Если я вижу копию своего альбома, мне хорошо от того, что её кто-то слушает, а кто за неё получает деньги, мне неважно. За всю историю АКВАРИУМА никто из нас не получал никаких денег за альбомы, и сейчас тоже основные деньги получает выпускающая фирма, а мы – лишь небольшой процент. Почему у теперешних людей вместо музыки встали деньги во главе угла? За последние 15 лет деньги стали занимать всё более важное место и постепенно заняли место всего остального. По счастью, есть много тысяч людей, которые продолжают придерживаться более древней традиции, что деньги – только форма энергии, о которой мы договорились, что эти бумажки представляют собой такую вот форму. И они ничего не значат. Деньги не съешь, под ними не загоришь, в них не выкупаешься… Деньги – это замена, а теперь все стали замену принимать за реальность. Это большая ошибка.

Как вы относитесь к фан-сайтам АКВАРИУМА, и контролируете ли как-то их деятельность?
              Павел Морозов, Иркутск
Борис: Я, вероятно, не знаю всех фан-сайтов АКВАРИУМА… И вообще ничью деятельность не контролирую, даже в рамках группы. С нашим сайтом www.aquarium.ru я нахожусь в информационных отношениях, извещаю обо всём, что происходит. Но это не контроль. Сайт – это информационная штука и развлекательная. В чём-то даже искусство. Контролировать его не надо.

Не планируется ли в ближайшем будущем каких-то серьёзных перемен в составе АКВАРИУМА или в саунде?
              Алексей Балашов, Новосибирск
Борис: Мы говорим про АКВАРИУМ, а не про Госдуму. АКВАРИУМ – вещь, опять-таки, не контролируемая и не планируемая. Что у нас будет через две недели, я не знаю, - даже не знаю, что будет завтра. Предполагаю, что в феврале или марте выйдет новый альбом, который уже записан. Может быть, мы его будем доделывать, а может быть, не будем. Всего остального я не знаю и даже не могу предсказать. Что до состава, то когда людям нравится играть в АКВАРИУМЕ, они играют, а когда им не нравится, не играют. В каждый определённый момент играют те, кому это интересно.

За время существования АКВАРИУМА в составе сменилось много музыкантов, но ни разу не было женщины. Почему? Или вы вообще против женщин в роке?
              Ирина Завадская, Клин Моск.обл.
Борис: Я не против женщин ни в роке, ни во всех других областях. Я целиком за. Просто АКВАРИУМ в основном играет те песни, которые пишу я, и с моей личной, абсолютно интуитивной точки зрения мы играем в основном для женщин. Поэтому, если будет женщина в составе, кошки начнутся сразу… Я об этом даже никогда не думал.
По счастью, мы не политкорректны, у нас нет в составе ни женщин, ни негров, ни… кого там ещё? А, гомосексуалистов и чеченцев. Представьте, будет у нас женщина-чеченка, да ещё и гомосексуалистка… какие интересные рисуются пути! (смеётся) Вот и ответ на предыдущий вопрос. Вот куда мы должны идти!

Рок-н-ролл – это диагноз? Что заставляет таких немолодых людей как вы, Кинчев, Шевчук записывать альбомы и играть концерты? Или всё дело в деньгах?
              Павел Игумнов, Москва
Борис: Вообще-то я даже не уверен, что мы играем рок-н-ролл. С моей точки зрения, рок-н-ролл прекратил активное существование в конце 60-х – начале 70-х. Потом был панк, романтики, масса другой музыки, которая к рок-н-роллу не имеет отношения. А если называть рок-н-роллом просто ритмичную музыку, которая обычно играется с участием барабанов и электроинструментов… Я играю ту музыку, которая мне нравится, записываю альбомы, потому что мне нравится их записывать. Я для этого живу. Мне это интересно, и я этим занимаюсь. Я ни от кого не требую, чтоб альбомы покупали и на концерты ходили. А деньги – деньги нам за это платят. Если б нам не платили за это, нам пришлось бы работать на других работах, что оставляло бы значительно меньше времени для занятия музыкой. И музыка получалась бы хуже. Я предполагаю, – поскольку я их знаю, – что у Кинчева и Шевчука та же самая мотивация. Они это делают, потому что им это нравится. Не думаю, что Косте Кинчеву или Шевчуку можно заплатить денег и заставить написать песню.

Ваше отношение к Земфире?
              Лола, СПб
Борис: Как к человеку – с теплотой к ней отношусь. Я очень хорошо её понимаю. Мне её песни кажутся интересными и изобретательными. Интересный принцип построения текстов, в этом она большой мастер, – у неё нетрадиционные приёмы. И как композитор композитору (усмехается) она мне нравится. Но не могу сказать, что я дома стал бы слушать её музыку, потому что дома слушаю несколько другое… Так что, если просуммировать, я к ней хорошо отношусь. Просто никогда не ставил себе цели её оценивать.

Концертная одежда членов группы несёт какую-то смысловую нагрузку, или вы все одеваетесь «от балды», по личным вкусам?
              Ольга Семёнова, Тула
Борис: Каждый одевается по личному вкусу, никому никогда ничего не было навязано. Мне сложно представить, как ко мне кто-то приходит и говорит: «Оденься сегодня вот в это». Я надену то, в чём мне удобно, что мне нравится. И я не уверен, что одежда членов группы вообще может нести какую-либо смысловую нагрузку. Но я не очень люблю, когда люди на сцене одеваются в спортивные штаны, - мне это кажется некоторым неуважением к себе и, тем более, к публике. Поэтому у нас есть негласный договор: не надевать спортивные штаны. По возможности.

Откуда взялись эти оранжевые очки? Это часть имиджа или своеобразная защита-вакуум?
              Виктория, Зеленоград, Москва
Борис: Я их купил, потому как мне сказали, что в них хорошо водить машину вечером. Не уверен, что это так, но года полтора их носил. Вот и всё. Мне до сих пор сложно понять, что люди подразумевают под имиджем, особенно под моим. Я такого явления в себе не замечаю.

Что символизирует форма вашей бороды?
              Алёна Изотова, Тверь
Борис: Полное просветление всех живых существ, естественно.

Не планируете ли вы выпустить сборник этнической музыки и песен Тибета и Непала?
              Арсений Харченко, СПб
Борис: Я не знаю тибетского языка, не знаю непальского, поэтому петь народные песни Тибета и Непала вряд ли смог бы. А выпускать сборники этнической музыки мне ни к чему, потому что этим занимаются другие люди. Я несколько лет назад записал альбом тибетских мантр, в основном на свою музыку, потому что мне казалось, что я это должен сделать. Но мантры – они и есть мантры, это санскрит. Ничего нового в этой области мне делать пока даже в голову не приходило. У нас ещё много песен, простите, на русском языке, мы с ними собираемся работать.

Вы рассказывали, что в процессе работы над «Песнями Рыбака» написали очень много стихов. Они превратятся в песни или в книгу?
              Ольга Загорская, Екатеринбург
Борис: Нет, они не превратятся ни в песни, ни в книгу, скорее всего. Я не могу до конца ручаться, что они не могут попасть в какую-то песню, потому что некоторые из них очень смешные, но пока эти стихи просто существуют у меня в компьютере, и на этом их роль заканчивается. Я писал их для себя.

Как давно у АКВАРИУМА появилась традиция играть Рождественские концерты в Питере, и чем она вызвана?
              Игорь Селуянов, СПб
Борис: Традиции нет, просто когда-то ведь в Питере нужно играть. И как-то так получается, что мы привыкли играть в Петербурге каждые полгода – в начале лета и в декабре. При этом декабрьские концерты не привязаны прочно к Рождеству. Но, наверно, людям приятно сталкивать два символа и считать, что между ними есть связь. Мне кажется, никакой связи нет.

Как вы относитесь к кавер-версиям ваших песен?
              Серёга «Сержант», Москва
Борис: Думаю, что я слышал далеко не все попытки исполнения моих песен, но в целом отношусь к этому очень хорошо. Если я написал песню, значит, она уже отдана людям, и они могут делать с ней всё, что угодно. Микшировать, делать свои версии, плясать под неё, петь… Это не моя собственность. Из тех версий, что я слышал, мне особенно ничего на слух не упало. Хотя понравилась версия песни «Луна, Успокой Меня», когда 5’NIZZA её спели. Она очень забавная.

Что вы посоветуете начинающим музыкантам?
              Павел Барменков, Железнодорожный Моск. обл.
Борис: Если человек начинает играть музыку всерьёз, то ему, наверно, будет интересно почитать, что всякие интересные музыканты думали по этому поводу. Очень неплохо ознакомиться с мемуарной литературой, посмотреть, как люди чувствуют музыку… что, например, чувствовал Майлз Дэвис и другие большие музыканты. И ещё я бы посоветовал играть как можно больше чужого материала и тем самым учиться широте мышления и достигать профессионализма. Не записывать кавер-версии, а просто играть для себя. Мы ведь все постоянно поём чужие песни, и если я, скажем, сижу у костра или дома с друзьями и что-то пою чужое, - это разве кавер-версия? Я попросту пою песню, даже не думая, кто её автор. Так что надо забыть словосочетание «кавер-версия» и просто как можно больше петь и играть разных песен. Чем больше играешь, тем лучше играешь, и тем больше понимаешь, что ты чего-то ещё не знаешь из того, что стоит узнать. Не надо замыкаться в маленькой луже, надо стараться выйти в океан. В океане как раз и научишься плавать. Вот мой совет.

Какая книга и какой фильм произвели на вас впечатление в этом году – русские и западные?
              Андрей Егорцев, Петрозаводск
Борис: Из фильмов – «Kill Bill», естественно. Обе части, потому что всё равно это один фильм, искусственно разделённый пополам. Ещё я много смотрел японских самурайских фильмов. А из книг – Дэн Браун, «Код Да Винчи» и «Ангелы и демоны», потому что это отчасти связано с кругом моих интересов, и мне было любопытно узнать, с какого угла это всё рассматривает другой человек. А современного русскоязычного искусства я очень боюсь. Оно мне кажется – за отдельными блестящими исключениями – лишённым уважения к самому себе. Я бы сказал, что большая часть современного русского искусства немножко больна, поэтому мне сложно читать наших авторов, мне от этого становится физически плохо.

На протяжении своего творчества не пытаетесь ли вы запутать сущность?
              Владимир Зарайский, Ковдор Мурманской обл.
(вопрос признан БГ самым интересным и отмечен подарком)
Борис: Замечательный вопрос. Вероятно, человек воспринимает какую-то сущность этого мира или чего-то ещё, и считает, что то, что я пою, должно совпадать с его пониманием. Прямой ответ: нет, я пытаюсь прояснить сущность. Я пытаюсь её вывести в понятные формы. Просто люди очень много внимания обращают на порядок слов, и хотят, чтобы мой порядок слов соответствовал тому порядку, который выстроен в их голове. А для меня важнее голос сердца, чем порядок слов. И я пытаюсь построить слова так, чтобы сердце пело.

В советские времена иносказание было формой защиты от репрессий. А почему сейчас вы не пишите прямых песен? По-моему, единственной такой в вашем репертуаре была «Козлы» и, наверно, «Древнерусская Тоска», а всё остальное – сплошной туман и Эзопов язык. Или вас мало интересуют социальные проблемы?
              Александр Порываев, Хабаровск
Борис: Меня вообще не интересуют социальные проблемы. Меня интересует то неназванное, что мы согласились называть искусством. Очень многие пишут прямые песни, и, если надо, можно слушать их. Я пишу песни настолько прямо, насколько мне это интересно. И для меня мои песни достаточно прямые. Если человек не всегда понимает мои точки отсчёта и мои ссылки, то я могу только посоветовать больше читать.

Кто такая Вороника?
              Ира, Москва
Борис: Вот на этот вопрос нет ответа. То, что мне представляется под этим именем, не обязательно совпадает с тем, что представляется кому-то другому. И я оставляю за собой право об этом не говорить. У каждого своя система символов и ориентиров.

Ваше отношение к книге В. Гаккеля, где он отзывается о вас не лучшим образом? Меня она как-то смутила…
              Люба Михайлова, Нижний Новгород
Борис: Меня она тоже как-то смутила. Мне казалось, что за то довольно долгое время, которое мы провели вместе, случалось достаточно много интересного, о чём он, к сожалению, совсем в книжке не пишет. Он пишет о таких вещах, которые я не очень хорошо помню, и на которые не очень обращал внимание. Количество пирожков, съеденных кем-то где-то как-то, я не запоминаю. Я помню другие вещи, значительно более интересные. Но я его знаю, и знаю, что Севка написал не совсем то, что у него на сердце. Он написал то, что считал нужным написать, и не до конца изложил свою точку зрения. Но это целиком его дело, и каждый человек имеет полную свободу писать, что хочет. Он написал именно так, и это его право. Если эта книга вызывает какие-то чувства, то, вероятно, он должен быть к этому готов.

По-моему, этот голливудский киноэпос по «Властелину Колец» - полная профанация, а по-вашему?
              Наталья Никитина, Москва
Борис: Мне кино, скорее, понравилось. После многих лет хорошего отношения к книге я, наверно, могу считаться по ней специалистом, и для меня этот фильм что-то даже добавил, - какие-то такие детальки, которые моё воображение было не в состоянии себе представить. А поскольку Джексон сделал фильм с любовью, с должным размахом и энергией, то я воспринимаю его независимо от книги. Он для меня с книгой не очень даже связан, но напоминает о ней. И поэтому иногда будит во мне чувства, которые будила и оригинальная книга. И это делает меня вполне счастливым.

Простите за бестактность, но вы мне кажетесь человеком скорее злым, чем добрым. При этом для меня «злой» не означает «плохой». А как вы сами оцениваете свой характер?
              Александр Букин, СПб
Борис: Я считаю, что у меня характер не такой уж плохой, но многие люди из числа близких с этим не согласны. Поэтому мне приходится умерять особенности своего характера, и в итоге приходить к тому, что мне его никак не оценить. Но особенности моего характера не настолько существенны, - важнее те песни, которые мы создаём, и которые люди могут слушать. А говорить о себе «я хороший» или «я плохой» - это просто кокетство.

Как вы относитесь к молодым начинающим журналистам и особенно журналисткам? Мечтаю когда-нибудь взять у вас интервью, но очень боюсь оконфузиться…
              Марина Потапова, СПб
Борис: Количество интервью в соотношении с количеством песен значительно выше, чем должно быть. Я считал бы справедливым, если после выпуска каждого альбома давал бы одно-единственное интервью, в котором отвечал бы на все вопросы, которые у людей, послушавших этот альбом, могут возникнуть. Но меня почему-то спрашивают в несколько тысяч раз больше. Вот год я молчал, но за счёт перенасыщенности прессы моими интервью этого никто не заметил. В частности, я лично читал некоторые интервью, в которых от меня нет ни единого слова. Люди иногда компилировали мои старые высказывания, а иногда просто писали сами то, что я, по их мнению, должен был сказать. Что ж теперь, идти в суд и доказывать, что я этого не говорил? Это настолько смешно! Тем более что ни одно интервью ничего никогда не проясняло. Я всегда считал и продолжаю считать, что всё, что я могу сказать, уже сказано в песнях.
А к молодым-начинающим журналистам у меня отношение такое же, как и к старым-маститым: всё зависит от конкретного человека. Я твёрдо знаю, что из всего количества людей, которые за всю мою жизнь брали у меня интервью, попалось несколько десятков, с которыми было интересно говорить. С ними я говорил с удовольствием. Но, если честно, - вот я люблю слушать THE BEATLES или, скажем, Баха, но не уверен, что мне было бы интересно прочитать интервью с Бахом!..

В недавнем прошлом я работал мотористом на грузоотвозной шаланде в «Балттехфлоте», и там мне рассказали следующую байку: якобы во время блокады Ленинграда директором этого самого «Балттехфлота» был дед Бориса Гребенщикова. В конце 80-х благодарные потомки назвали в честь деда БГ только что спущенный на воду в Ростове-на-Дону пароход. На церемонию спуска пригласили и самого БГ, но тот, сославшись на какие-то проблемы, не приехал, хотя якобы доподлинно известно, что концертов у него тогда не было, и в Америку он ещё не уезжал. Вот такая история…
              Егор Костылев, СПб
Борис: Это абсолютная правда. А не приехал я, потому что это, во-первых, совершенно не моё дело, - хотя, наверно, должен был приехать из вежливости по отношению к моей семье, - а во-вторых, я в это время находился в каком-то другом месте. Иначе я просто не смог бы отвертеться. Но я не считаю, что я там должен был быть. Пароход, названный в честь моего деда, которого я даже не помню, не имеет ко мне абсолютно никакого отношения. Я был бы там свадебным генералом, а они никому не нужны.

Кем вы надеетесь быть в следующей жизни?
              Елена Толматова, Мурманск
Борис: Никем не надеюсь быть. Я считаю, что моя жизнь кончится со смертью этого тела, а то, что будет потом, никакими известными мне словами не называется. Не думаю, что я превращусь в цветочек, в баобаб, в Бога или в дьявола… Хотя у меня есть ощущение, что сознание целиком после смерти не исчезает.

Вы счастливы? Если нет, то чего вам не хватает для полного счастья?
              Игорь Берёзкин, Сыктывкар
Борис: Полное счастье для меня было бы возможно, только если б всем моим близким было хорошо. Если б все они были счастливы, я мог бы ощущать себя абсолютно счастливым человеком. Но я боюсь, что в этой жизни такого не случится.


интервью БГ из "FUZZа", #4, апрель 2005, о новом альбоме "ZOOM ZOOM ZOOM"
Комментарии  
16-май-2005 09:05 pm
thanks a lot! :-)
16-май-2005 10:32 pm
спасибо
а можно ли на вашу перепечатку ссылаться в жж?
17-май-2005 06:01 am
ну, если у себя в ЖЖ, то без проблем
а так, конечно, лучше всё же упоминать FUZZ
я же просто перепечатал из журнала, вот и вся моя работа :)) (хотя и отнимает немного времени)
жаль только, что судя по комментам, не так много эти интервью читает, а ведь, согласитесь, они несколько отличаются от остальных многочисленных
17-май-2005 09:01 am
я вот подумал, и решил: конечно ссылайтесь, у вас всё же побольше френдов - больше прочтёт интервью :)
17-май-2005 07:06 am
Спасибо огромное за Фузз!!!!

пс: Как твое здоровье?
17-май-2005 07:34 am
ой, спасибки!
хриплю помалеху :)
17-май-2005 09:58 am
Дякую!!!
Быг Респект за ваши труды!!!
Просветляющие интервью!!!

"....Отвечая на вопросы читателей, Борис Гребенщиков наотрез отказался фотографироваться: объяснил, что не спал уже восемь ночей, и поэтому недостаточно хорошо выглядит для съёмки...."

И я семь недель не брился восемь суток ел грибы,
Я стал похож на человека героической судьбы :))))
Эта страница была загружена сент 18 2019, 1:40 am GMT.